воскресенье, 6 апреля 2014 г.

Даниэль Пеннак "Школьные страдания"

   Каково быть двоечником? Что он чувствует, когда весь мир считает его безнадежным. И зачем стараться, если результат заранее известен? 

"Впрочем, внешне я был живым, подвижным ребенком, при этом без всякого буйства. Ловко управлялся с шариками и бабками, был непобедим в обезьяньих салках, чемпион мира в битвах на подушках, - короче говоря, я играл. Болтун и весельчак, можно даже сказать, остряк, я заводил себе друзей среди соучеников всех уровней, не только двоечников, но и лидеров класса – предрассудками я не страдал. Некоторые учителя вменяли эту сверхвеселость мне в вину. Такой тупой и такой наглый! Элементарная вежливость двоечника состоит в тихом и скромном поведении: тут идеально подходил бы мертворожденный ребеночек. А вот я был жизнелюб «по жизни», если можно так выразиться. Игра была моим спасением от тоски, наваливавшейся на меня, как только я оставался один на один со своим стыдом. Боже мой, что за мука это одиночество и постоянный стыд от того, что ты никогда ничего не делаешь как надо! Хочется убежать куда-нибудь… Но куда? Неясно. Убежать от себя самого, скажем так, при этом внутрь себя самого. Но в такого «себя», который был бы приемлем для остальных."


Он злятся  и в то же время ждет хоть малейшего намека от окружения, что хоть чего-то стоит. 

"С первых моих неудач мною овладела ненависть и жажда любви – одновременно. Я словно пытался задобрить некое чудовище – школьного людоеда. Я был готов на все, лишь бы он не сожрал мое сердце."

А чтобы не быть пустым местом - "играют в хулиганов". С годами все усугубляется и вытащить неудачника из созданной им оболочки становится все труднее. Мало того что в школе постоянно требуют, еще каждый день приходиться оправдываться перед родителями. А им, вместо того чтобы помочь, занимаясь учитывая его особенности, поощряя его, проще опустить руки и списать все на "слабую нервную систему", "наследственность", "плохую школу".

"Но завтра наступает очень быстро, дни повторяются, и наш ученик продолжает метаться между школой и домом, тратя свою умственную энергию на плетение тончайшей сети квазисоответствий между школьным враньем и домашней полуправдой, между объяснениями, которые он давал одним, и оправданиями, которые он представлял другим, между карикатурами на учителей, которые он рисует родителям, и намеками на семейные неурядицы, которые он сообщает на ушко учителям, капля правды тут, капля правды там, обязательно, иначе нельзя, потому что они – родители и учителя – могут в какой-то момент встретиться, этого никак не избежать, а значит надо уметь это учитывать, помнить об этом, полируя до блеска правдоподобные выдумки, которыми придется кормить их во время встреч.
Энергия, мобилизованная такой умственной деятельностью, несоизмерима с энергетическими затратами хорошего ученика на приготовление домашнего задания. Наш плохой ученик кладет на это последние силы."
  
 Удивительно в этой книге для меня было мнение автора о том, что для таких детей полезны школы-интернаты. Он считает, там двоечник не тратит свою энергию на метания и идет четкое расслоение школа - семья, что позволяют выбраться из круга вранья. 
 Понравилось, что автор показывает, ситуация в которую попадают двоечники решаема, нужен лишь индивидуальный подход. Именно увлеченность учителей Пеннака  своими предметам и не стандартный подход к его обучению, помогло ему выбраться из замкнутого круга и поверить в себя.

"Те учителя, что спасли лично меня – и сделали из меня учителя, - этому не учились. Их не интересовали истоки моей школьной непригодности. Они не стали тратить время на выяснение ее причин, ни, тем более, на чтение нотаций. Эти взрослые уже сталкивались с такими гибнущими мальчишками. И они сказали: пора действовать. Они нырнули за мной на дно. И упустили. Тогда они стали нырять еще и еще, день за днем… И в конце концов они вытащили меня. И еще многих других, таких же как я."

 Впоследствии он становится учителем и в книге описывает, как он помогает таким детям.

" ..да, именно страх был главным чувством в мои школьные годы – и главным препятствием. А потому, став учителем, я первым делом стараюсь искоренить страх в своих двоечниках, чтобы снять это препятствие и дать знаниям шанс просочиться в их головы"


"Хороший класс – это не полк, идущий в ногу, а оркестр, играющий симфонию. И если у вас в оркестре есть треугольник, от которого только и услышишь что «динь-динь», или варганчик, который не издает ничего, кроме «бэнг-бэнг», главное, чтобы они вступали когда надо и звучали как можно лучше, чтобы это были лучший треугольник и лучший варганчик, чтобы они могли гордиться своим вкладом в общее дело. А поскольку стремление ко всеобщей гармонии, так или иначе, всех заставляет двигаться вперед, то и треугольник в конце концов освоит музыку, пусть не так блестяще, как первая скрипка, но это будет та же музыка.

… Проблема лишь в том, что их пытаются убедить, будто в этом мире лишь первые скрипки имеют значение… И в том еще, что некоторые из наших коллег возомнили себя Караянами и не желают дирижировать муниципальным духовым оркестром."


Книга будет интересна родителям, чьи дети плохо успевают по школьной программе и учителям, которым не все равно.

4 комментария:

  1. Окончила школу с серебряной медалью. Работаю учителем... Очень хочу прочитать эту книгу!!! Спасибо за отзыв!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, а я даже не задумывалась, что двоечники чувствуют себя как-то не так. На уроках их не видно и не слышно. На переменах обычно хулиганили. И как мне казалось, получали удовольствие от того, что их ругали. Не то, что отличницам, все время старайся. Прочитала книгу и побывала в чужой шкуре, не могу сказать, что мне там понравилось. Еще из книги, об учителях: "Ты считаешь, что учителей надо набирать скорее из бывших двоечников, чем из отличников? - А почему бы нет?Если они выбрались из этого и помнят, какими были когда-то?"

      Удалить
  2. Спасибо за отзыв. Книгу нашла и уже читаю. Как-то получается, что в последнее время больше всего читаю о школе. Не потому, что других интересов нет. Вот в начале этой книги нашла объяснение. Рассказчик говорит: "Я признаюсь Бернару, что мечтаю написать книгу о школе; не о той школе, что меняется вместе с изменяющимся обществом, как меняется эта река, нет, а об этом бесконечном коловращении, о том, что остается неизменным, именно о некой постоянной величине, о которой никогда не говорят: о совместных страданиях двоечника, его родителей и его учителей, о взаимодействии этих школьных страданий." Мне кажется, я читаю книги разных писателей о школе, чтобы в сегодняшней суете вокруг реформ, стандартов и технологий не потерять то главное, ради чего когда-то очень давно пришла в школу. А главное - это дети. Разные: успешные и не очень, послушные и бунтари, заласканные и заброшенные. Все они хотят, чтобы их поняли. Как в старом фильме про школу: "Счастье - это когда тебя понимают".

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Полностью с Вами согласна. Именно поэтому и я читаю всё больше книги о школе. Книги разные: детские, классику, воспоминания и т.д. Так хочется сохранить "ЗЕРНО ИСТИНЫ", то из-за чего мы приходим в класс..., то из-за чего к нам (пока ещё) тянуться дети!

      Удалить